Меню навигации+

Рерихи и Л. Н. Гумилев

В Мемориальной квартире-музее, в которой проживал Лев Николаевич Гумилев, до сих пор существуют свидетельства дружбы известного ученого со Святославом Николаевичем и Юрием Николаевичем Рерихами.

Они познакомились еще в конце 1950-х годов — в это время Л. Н. Гумилев был освобожден из лагеря. Он возвратился в родной Ленинград уже в мае 1956 года. Где-то в это же время Юрий Николаевич получил право приехать на свою родную землю после долгих попыток это совершить. В 1957 году, летом, он селится в Москве сразу после приезда в СССР. Как Рериху, так и Гумилеву понадобилось некоторое время для обустройства своей жизни. У Льва Николаевича возникли с этим некоторые проблемы: он не мог сразу прописаться в городе, поэтому работу никак не удавалось найти. Но подвернулась удача, и Льва Николаевича взяли на временную работу в «Эрмитаж». Ученый очень много работал, пытаясь наверстать упущенное не по его вине время. Также дорабатывал свои первые монографии, которые назывались «Хунна» и «Древние тюрки». Уже тогда он был знаком с трудами Юрия Николаевича, которые касались «кочевниковедения».

В октябре 1958 года двое ученых лично познакомились. Произошло это во время визита Гумилева по личным делам в Москву. Он также посетил Юрия Николаевича. Гумилев был под сильным впечатлением после этой встречи. Вполне возможно, что их знакомство со временем стало более близким, если бы Юрий Николаевич внезапно не умер.

В личном архиве Льва Николаевича Гумилева были письма от Петра Николаевича Савицкого — выдающегося ученого, который в те времена проживал в Праге. В его письмах очень часто можно встретить имя Юрия Николаевича Рериха.

Это переписка завязалась еще в 1956 году. В то время Лев Николаевич, наконец, вернулся из заключения и получил возможность вести научную деятельность. Адрес П. Н. Савицкого он получил от историка Матвей Александровича Гутковского, который сидел в лагере в Мордовии вместе с Савицким. У Савицкого и Гумилева был общий огромный интерес к изучению истории народов, ведущих кочевой способ жизни. В переписке друг с другом они любили обсуждать свои работы, а также работы других ученых в этой области.

Впервые имя Ю. Н. Рериха упоминалось 14 октября 1958 года в письме П. Н. Савицкого. Он писал Льву Николаевичу: «…Интересно было бы проследить за ролью и местом яков в «зверином стиле» мира Евразии. Этот стиль исследовал Рерих Юрий Николаевич, сын великого художника. Они долгое время жили в Тибете. А в 1930-х годах была роскошно издана его работа под руководством «Семинария имени Кондакова», которая касалась изучения этих вопросов».

Лев Николаевич 21 января 1959 года сообщил П. Н. Савицкому: «Хочу порадовать Вас тем, что интерес к исследованиям кочевого способа жизни оживился. Общество Географии проводило дискуссию, которая касалась кочевого быта. Среди многих докладов были и доклады Юрия Николаевича, которые послушать приходило очень много людей. Он рассказывал о жизни в Тибете».

22 ноября 1959 года Гумилев поблагодарил Савицкого за книгу, которую тот прислал, припомнив при этом Николая Константиновича Рериха: «Я обязательно проштудирую эту книгу, но сейчас постоянно думаю о хуннах, которые снова прорвались на свет. Уже пришел отредактированные текст и издательский договор. Я, словно сумасшедший, просматриваю правки. Обложку книги будет украшать картина Николая Константиновича Рериха «Сторожевой огонь». Как по мне, она идеально сюда подходит». «Хунну» Гумилева было издано в 1960 году, а для оформления обложки была использована картина Н. К. Рериха под названием «Цветы Тимура. Огни победы», написанная в 1931 году.

Несложно представить, что после личной встречи Юрия Николаевича и Льва Николаевича их отношения стали более неформальными. Очень часто они обращались друг к другу за советом, обсуждали свои работы и слушали отзывы друг друга.

Когда Юрий Николаевич Рерих умер, Гумилев продолжил общение с другими членами семьи Рерихов. Он подружился со Святославом Николаевичем Рерихом, братом Юрия Николаевича, а также с его супругой. У Льва Николаевича даже сохранилось несколько открыток к Новому году и несколько писем от «очаровательной жены-индуски» Святослава Николаевича — Девики Рани Рерих, написанные на английском языке.